0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дифференциальный диагноз острых диарейных инфекций и острого аппендицита

Дифференциальный диагноз острых диарейных инфекций и острого аппендицита

Применяя комплексные, рутинные методы обследования и используя полученные результаты, у каждого третьего пациента, поступившего с подозрением на острую диарейную инфекцию, можно существенно повысить эффективность диагностики острого аппендицита в первые с

Effectiveness of acute appendicitis diagnostic in the first day of disease for each third patients with supposed acute diarrheal infection may be significantly increased by complex routine methods of examination.

В настоящее время кишечные инфекции продолжают занимать ведущие позиции среди острых бактериальных заболеваний человека. В то же время большое количество различных заболеваний протекает под маской острых диарейных инфекций (ОДИ). Перед врачами инфекционистами, работающими в отделениях пищевых токсикоинфекций (ПТИ), стоит непростая задача дифференциальной диагностики ОДИ и острой хирургической патологии. Так, по данным Л. Е. Бродова (2001 г.), в течение 5 лет среди лиц, направленных на госпитализацию в ИКБ № 2 г. Москвы с диагнозом острой диарейной инфекции, в 1902 случаях диагностирован острый аппендицит (ОА) [1].

ОА остается самой частой причиной оперативных вмешательств на органах брюшной полости. В течение жизни около 7–12% населения высокоразвитых стран заболевает ОА, при этом 75% составляют лица моложе 33 лет [2].

В г. Москве в течение последних 20 лет (с 1991 по 2010 г.) удельный вес неотложной хирургической помощи по поводу ОА остается на высоком уровне и составляет 49,1% [3]. ОА является наиболее распространенным заболеванием среди пациентов с острой хирургической патологией органов брюшной полости.

Клиника ОА хорошо изучена, в то же время в 10–20% случаев клиническая картина ОА нетипична и примерно в половине случаев острый аппендицит сопровождается диарейным синдромом [4, 5]. Показано, что диарейный синдром при ОА может быть связан с ферментопатией, нетипичным расположением червеобразного отростка, его размерами, наличием хронических заболеваний ЖКТ, синдромом раздраженной кишки и другими причинами. Также нельзя забывать, что ОА может быть осложнением острых диарейных инфекций (по данным Л. Е. Бродова, 2001, ОА развился у 2,7% больных ПТИ и сальмонеллезом [1], что еще более усложняет дифференциальный диагноз). Поэтому врач-инфекционист особенно акцентирован на то, чтобы не пропустить острую хирургическую патологию, которой чаще всего, как отмечено выше, является ОА у больных с подозрением на ОДИ.

В доступной нам литературе мы не встретили работ, которые показывали бы возможность на основании «стандартных» методов обследования пациентов провести достоверный дифференциальный диагноз между ОА с диарейным синдромом и ОДИ в первые дни болезни.

В связи с вышесказанным, целью данной работы является выявление признаков острого аппендицита у больных, поступивших в инфекционный стационар с диагнозом острой диарейной инфекции в первые 24 часа от начала болезни.

Материалы и методы исследования

Исследованы данные 460 пациентов, поступивших в 2011–2013 гг. в отделение пищевой токсикоинфекции ИКБ № 2 г. Москвы с направительным диагнозом ОДИ в первые 24 часа от начала заболевания.

Исходя из критериев включения и исключения, окончательно включено в исследование 260 пациентов: основную (первую) группу составили 116 пациентов с окончательным диагнозом ОА, в группу сравнения вошли 144 человека: группа 2.1 — 86 пациентов с окончательным диагнозом «ПТИ неуточненная», группа 2.2 — 58 пациентов с окончательным диагнозом «сальмонеллез, гастроинтестинальная форма».

Критериями включения в группы явились: 1 — возраст пациентов от 16 до 40 лет; 2 — поступление в стационар в первые 24 часа от начала заболевания с диагнозом ОДИ; 3 — наличие диагноза «ПТИ неуточненная», «сальмонеллез, гастроинтестинальная форма», «острый аппендицит» на момент выписки из стационара.

Критериями исключения явились: 1 — наличие значимой сопутствующей хронической патологии (соматических и хронических инфекционных заболеваний); 2 — постоянный прием химических и растительных препаратов.

В дальнейшем был проведен статистический анализ двух исследуемых групп. Изучали данные анамнеза болезни, клинические, лабораторные, инструментальные данные. Оценивали 74 признака: 24 клинических и 50 лабораторных (данные общего и биохимического анализа крови, анализа мочи, анализа кислотно-основного состояния, бактериологического анализа кала на сальмонеллы). При сравнении клинических и лабораторных показателей учитывали данные, полученные при поступлении в стационар (в первые сутки госпитализации).

Для определения различий между группами использовали статистическую программу SPSS 17.0.

Результаты и обсуждение

В основной группе на догоспитальном этапе (скорая медицинская помощь — СМП) ОА был заподозрен у 65 из 116 больных (56%), направительный диагноз был сформулирован как «ПТИ? Острый аппендицит?». В ИКБ № 2 в приемном отделении ОА был заподозрен у 26 из 116 больных (22%). 22 пациента основной группы были госпитализированы из приемного отделения в хирургическое, 94 пациента направлены в отделение пищевой токсикоинфекции.

В группе сравнения на догоспитальном этапе (СМП) ОА был заподозрен у 38 из 144 больных (26%); в приемном отделении ИКБ № 2 диагноз ОА был поставлен 19 из 144 больных (13%), и эти больные были переведены в хирургическое отделение, где диагноз ОА не подтвердился.

При первичном осмотре в отделении пищевой токсикоинфекции в основной группе диагноз ОА был заподозрен у 41 из 94 больных (44%), эти больные переведены в хирургическое отделение в течение первых суток пребывания в стационаре. 53 из 94 (56%) больных в первые сутки пребывания в отделении (до 48 часов от начала болезни) диагноз ОА установлен не был. Таким образом, в течение 48 часов от начала болезни диагноз ОА не был установлен 53 из 116 (46%) больных.

Симптомы раздражения брюшины у больных основной группы, поступивших в отделение пищевой токсикоинфекции, расценивались как сомнительные у 14 из 94 больных (15%), положительные — у 16 (17%) и у 64 (68%) не были выявлены. У 22 пациентов, которые поступили в хирургическое отделение, минуя отделение пищевой токсикоинфекции, симптомы расценивались как сомнительные у 4 больных (18%), положительные — у 9 (41%), у 9 (41%) не были выявлены.

В группе сравнения симптомы раздражения брюшины расценивались как сомнительные у 12 больных из 144 (8%), положительные — у 10 (7%) и у 122 (85%) были отрицательные.

Читать еще:  Цестодозы: виды, классификация, пути заражения человека

Таким образом, симптомы раздражения брюшины выявлялись при поступлении в стационар в обеих группах, при этом в основной группе симптомы раздражения брюшины расценивались как сомнительные и/или положительные чаще, чем в группе сравнения (43/116, 37% и 22/144, 15% соответственно). Можно предположить, что, вероятно, в части случаев имело место ошибочное выявление симптомов вследствие влияния «человеческого фактора». Это лишний раз говорит о том, что, помимо симптомов раздражения брюшины, необходимо учитывать и другие клинические и лабораторные признаки.

Далее представлены некоторые результаты статистического анализа клинических и лабораторных данных больных исследуемых групп.

В табл. 1 представлены клинические данные больных основной группы и группы сравнения.

Стоит отметить, что в первые 48 часов болезни у больного, поступившего с подозрением на ОДИ, при отсутствии четких аппендикулярных симптомов и симптомов раздражения брюшины заподозрить ОА по клиническим данным довольно затруднительно. Вялая перистальтика, отсутствие обезвоживания, а также, в меньшей степени, отсутствие жидкого стула в первый день болезни являются клиническими признаками, позволяющими заподозрить острый аппендицит у пациентов, поступивших с подозрением на ОДИ. Из всех перечисленных клинических симптомов наибольшее значение имеет вялая перистальтика, тем более что при классических острых диарейных инфекциях перистальтика, как правило, активирована.

В табл. 2 представлены лабораторные показатели, по которым выявлены достоверные различия между группами.

При сравнении данных лабораторных исследований больных выявлены некоторые отличия. Более высокий лейкоцитоз и увеличение количества сегментоядерных нейтрофилов чаще регистрируются у больных с острым аппендицитом. Вероятнее всего это характеризует более выраженную общую и местную воспалительную реакцию у пациентов данной группы. Особенно интересным оказалось повышение уровня глюкозы крови у больных ОА, что можно связать со снижением концентрации инсулина и активацией глюконеогенеза у больных с острой хирургической патологией [4, 6]. Умеренное относительное повышение рН крови у больных с острым аппендицитом можно объяснить более частым поверхностным дыханием у этих пациентов, достоверным этот признак оказался при сравнении основной группы с больными пищевой токсикоинфекцией (буферные основания между группами не отличались).

Каждый из выявленных клинических и лабораторных показателей имеет свою диагностическую ценность, но в отдельности эти показатели не позволяют с высокой степенью вероятности проводить дифференциальный диагноз между ОА и ОДИ, хоть каждый из признаков обладает высокой чувствительностью, специфичностью и диагностической точностью.

Для повышения эффективности индивидуального анализа были оценены возможные комбинации 3 признаков в исследуемых группах:

  • количество лейкоцитов крови ≥ 14 × 10 9 /л);
  • уровень глюкозы крови ≥ 6 ммоль/л;
  • ослабление перистальтики.

Комбинация всех трех признаков была выявлена в основной группе у 34 из 116 (29%) больных. В группе сравнения эта комбинация не была выявлена ни в одном случае (р = 0,000). Также высоко значимой оказалась комбинация высокого количества лейкоцитов и уровня глюкозы крови (58/116, 50% в основной группе, 2/144, 1,4% в группе сравнения, р = 0,001), которая в 50% случаев позволяла заподозрить острый аппендицит в первые сутки госпитализации. Среди больных основной группы, у которых при поступлении в отделение не были выявлены симптомы раздражения брюшины (73 человека), комбинация всех трех признаков выявлена в 24 случаях (33%), а сочетание количества лейкоцитов крови ≥ 14 × 10 9 /л и уровня глюкозы крови ≥ 6 ммоль/л — в 30 случаях из 73 (41%).

Заключение

В данной работе показано, что, используя только «стандартные» методы диагностики, примерно у половины пациентов с ОА, поступивших в инфекционный стационар с подозрением на острую диарейную инфекцию, в первые 48 часов от начала болезни можно с высокой степенью вероятности заподозрить острый аппендицит. Примерно у каждого третьего пациента это можно сделать в отсутствие аппендикулярных симптомов.

На основании результатов данной работы изначальное предположение о возможности улучшения дифференциальной диагностики между острым аппендицитом и острыми диарейными инфекциями, используя «стандартные» методы исследования, представляется справедливым. Особенно это важно для диагностики острого аппендицита у больных с нестандартным течением данного заболевания, которые нередко поступают в инфекционный стационар с подозрением на острую диарейную инфекцию.

Выводы

  1. Значимыми дополнительными диагностическими признаками для проведения дифференциального диагноза между острым аппендицитом и острой диарейной инфекцией является комбинация признаков: количество лейкоцитов ≥ 14 × 10 9 /л и уровень глюкозы крови ≥ 6 ммоль/л, а также ослабление перистальтики.
  2. Примерно у каждого третьего пациента комбинация признаков количество лейкоцитов ≥ 14 × 10 9 /л и уровень глюкозы крови ≥ 6 ммоль/л выявлена в отсутствие аппендикулярных симптомов.

Литература

  1. Ющук Н. Д., Бродов Л. Е. Острые кишечные инфекции: диагностика и лечение. М.: Медицина, 2001. 304 с.
  2. Кузин М. И. Хирургические болезни. М.: Медицина, 2006. 778 с.
  3. Ермолов А. С. Неотложная и специализированная хирургическая помощь // Хирург. 2012. № 4. С. 6–8.
  4. Стоногин С. В., Дворовенко Е. В., Чаплин В. А. Острый аппендицит при инфекционных заболеваниях // Актуал. вопр. клинич. ж.-д. медицины. 2000. Т. 5. С. 348–354.
  5. Ющук Н. Д., Луцевич О. Э., Бродов Л. Е. Дифференциальная диагностика острых хирургических заболеваний органов брюшной полости и острых кишечных инфекций. // Медицинская газета. 2000. № 98. С. 8–9.
  6. Акжигитов Г., Белов И. Острый аппендицит // Медицинская газета. 17 сентября 2004 г. № 73.

Т. С. Леванчук 1
П. Г. Филиппов,
доктор медицинских наук, профессор
О. Л. Огиенко, кандидат медицинских наук

ГБОУ ВПО МГМСУ им. А. И. Евдокимова МЗ РФ, Москва

Случай ультразвуковой диагностики лейомиомы червеобразного отростка

УЗИ сканер HS70

Точная и уверенная диагностика. Многофункциональная ультразвуковая система для проведения исследований с экспертной диагностической точностью.

Введение

В последние годы достигнут значительный прогресс в ультразвуковой и дифференциальной диагностике заболеваний женской половой сферы. С внедрением трансвагинального доступа заметно расширились возможности метода в распознавании не только патологии матки и ее придатков, но и других органов, расположенных в нижних этажах брюшной полости, в частности, прямой, сигмовидной и слепой кишок.

В качестве примера, иллюстрирующего расширение показаний для трансвагинального ультразвукового исследования с целью выявления патологии аппендикса, приводим наше наблюдение.

Читать еще:  Передозировка эутироксом: симптомы, что делать, последствия

Описание случая

Больная К., 58 лет, обратилась с жалобами на практически постоянные ноющие боли в правой подвздошной области, периодически усиливающиеся до острых, приступообразных, слабость, повышенную утомляемость. Считает себя больной с 1965 г., когда впервые возникли острые боли в правой подвздошной области. Была госпитализирована с подозрением на острый аппендицит, однако от операции по неизвестным причинам было решено отказаться. В последующие годы повторные приступы болей в правой подвздошной области явились причиной еще нескольких экстренных госпитализаций. В 1988 г. перенесла операцию — удаление правых придатков матки (со слов больной, по поводу кисты). После операции характер и интенсивность болей не изменились, однако при многократных обследованиях их причина не была установлена. За последний год отмечает нарастание интенсивности болей, уменьшение «светлых» промежутков между приступами, появление общей слабости, плохого самочувствия.

В мае 1998 г. для исключения патологии толстого кишечника проведена колоноскопия, в процессе которой при тщательном осмотре илеоцекальной области и терминального отдела подвздошной кишки патологии выявлено не было. Обращало на себя внимание расширение устья червеобразного отростка. Попытка углубленного исследования этой области привела к инвагинации отростка, в одно из глубоких антиперистальтических движений в поле зрения эндоскопа появилось округлое, ярко-малиновое образование диаметром около 1 см. Все последующие попытки выведения описанного образования оказались безуспешными, поэтому прицельную биопсию произвести не удалось. Рекомендовано стационарное обследование, от которого пациентка отказалась. Для повторного обследования больная обратилась в поликлинику с вышеописанными жалобами.

При осмотре — состояние удовлетворительное, кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски, чистые. Со стороны сердца и легких диагностически значимых отклонений от нормы выявлено не было. Пульс 81 удар в минуту, ритмичный. АД -140/80 мм рт. ст. Язык влажный, обложен серым налетом. Живот мягкий, обычной формы, умеренно болезненный при пальпации в правой подвздошной области. Стул был. Печень не увеличена, не пальпируется. При обзорном УЗИ — печень в размерах не увеличена, с ровными контурами, паренхима повышенной эхогенности, однородна. Внутри- и внепеченочные желчные протоки, портальная вена не расширены. Желчный пузырь большой, с однородным содержимым, стенки не утолщены. Поджелудочная железа не увеличена, повышенной эхогенности, однородна. Панкреатический проток не расширен. В желудке натощак определяется много слизи, стенка его не утолщена (4-5 мм). Симптомов поражения толстого кишечника не выявлено. Селезенка площадью 30 кв. см, гомогенна. Свободной жидкости в брюшной полости не определяется. Почки обычного положения и размера, собирательные системы не расширены, конкрементов не определяется. Матка небольшого размера — 3,5 х 2,5 х 3 см, отклонена вправо. Миометрий однороден, М-эхо линейное, толщиной 5 мм. Яичники не визуализируются. При трансвагинальном исследовании в правой подвздошной области, в проекции червеобразного отростка определяется полая структура диаметром 1,3 см, с утолщенными до 5мм гипоэхогенными стенками, предположительно — аппендикс. К описанной структуре прилежит округлое образование пониженной эхогенности, с нечеткими контурами, солидной структурой, размером 3,7 х 2,6 см (рис. 1).

а) Червеобразный отросток с утолщенной до 5 мм стенкой и примыкающий к нему периаппендикулярный инфильтрат (INF).

б) Отросток и инфильтрат обведены курсором.

Заключение: подозрение на периаппендикулярный инфильтрат (абсцесс?). Признаки спаечного процесса в малом тазу. После обсуждения результатов ультразвукового исследования и колоноскопии без проведения других дополнительных обследований больная была направлена на консультацию в Факультетскую хирургическую клинику ММА имени И.М. Сеченова, где впоследстии была прооперирована. На операции при ревизии слепой кишки выявлено, что червеобразный отросток прослеживается на протяжении 2 см от купола слепой кишки, остальные отделы представлены опухолевым инфильтратом размером 5×3 см, интимно спаянным с телом матки и с задней париетальной брюшиной в зоне прохождения правого мочеточника и подвздошных сосудов. Интраоперационный диагноз: опухоль червеобразного отростка с неустановленной гистологической структурой, распадом и вторичными воспалительными изменениями как в стенке отростка, так и в периаппендикулярных тканях. С большими техническими трудностями выполнены ретроградная аппендэктомия с погружением культи отростка с помощью кисетного и Z-образного швов, частичное удаление инфильтрированной и местами рубцово-измененной клетчатки.

Макропрепарат: удаленный червеобразный отросток с распадающейся опухолевой тканью, в центре — гнойно-геморрагическая жидкость, размером 5×3 см, стенки отростка толщиной 8-10 мм с некротизированным слизистым и подслизистым слоями. Гистологическое исследование: лейомиома с фиброзом стромы червеобразного отростка и очаговыми лимфоидными скоплениями. Имеются также участки кровоизлияний и некроза. Выраженная воспалительная инфильтрация по ходу капсулы опухоли со стороны просвета. Гнойное расплавление ткани опухоли.

Заключение

Успехи, достигнутые в области трансабдоминальной эхографии для диагностики заболеваний кишечника, в том числе и острого аппендицита, являющегося одной из наиболее частых причин оперативного вмешательства, сделали ее незаменимым инструментальным методом в хирургической клинике. При отсутствии типичной клиники диагностика острого аппендицита, в первую очередь, у женщин детородного возраста — серьезное испытание для клинициста, поскольку многие острые и хронические гинекологические заболевания могут симулировать приступ аппендицита. Немалые дифференциально-диагностические трудности, порой ошибки, возникают при хроническом аппендиците. В одних случаях, это ведет к безосновательному оперативному вмешательству, в других — необоснованному отказу от оперативного пособия.

Лейомиомы, неэпителиальные опухоли гладкомышечной ткани редко (до 1%) встречаются среди новообразований желудочно-кишечного тракта. Наиболее часты в литературе ссылки на лейомиомы желудка. Среди доступных источников описание лейомиомы червеобразного отростка отсутствует.

Таким образом, трансабдоминальное ультразвуковое исследование в комбинации с трансвагинальным сканированием, позволяет точно установить не только острое или хроническое поражение органов женской половой сферы, но и распознать заболевание червеобразного отростка. Поэтому трансвагинальное ультразвуковое исследование обязательно должно включаться в комплекс диагностических исследований, проводимых у пациенток, предъявляющих жалобы на боли внизу живота, при подозрении на острый или хронический аппендицит.

УЗИ сканер HS70

Точная и уверенная диагностика. Многофункциональная ультразвуковая система для проведения исследований с экспертной диагностической точностью.

Методы диагностики аппендицита и как проводится

Подозрение на развитие острого воспаления аппендикса у человека обычно появляется уже на стадии развития первой симптоматики, так как некоторые признаки характерны именно для аппендицита. При появлении длительных болей в животе, диспепсических расстройств, тошноты, симптомов интоксикации необходимо за помощью обратиться в медицинское учреждение.

Читать еще:  Тениоз: причины, симптомы, лечение и диагностика

Врач сможет предположительно определить, что вызвало изменения в самочувствии, и на основании этого назначить обследования и консультацию узких специалистов. При подозрении на аппендицит все обследование обычно проходит в несколько этапов. Методы диагностики аппендицита заключают в себя:

  • Осмотр пациента и сбор анамнеза.
  • Пальпация и перкуссия живота.
  • Лабораторные анализы.
  • Инструментальные методы диагностики заболеваний.
  • При возможности диагностическая лапароскопия.

На каждом из этапов обследования хирург регистрирует отклонения от нормы и на основании всей совокупности изменений выставляет диагноз.

Осмотр пациента

При поступлении больного в приемный покой хирург сразу заостряет внимание на поведении и позе человека. Аппендицит можно предположить по напряженному положению тела – боль в подвздошной области справа заставляет человека аккуратно садиться, в положении лежа пациент часто подтягивает ноги к животу. При напряжении, то есть смене положения тела, кашле, смехе видно, что боль усиливается.

Во время осмотра врач собирает все жалобы. Важно выяснить, с какого места живота начались боли, как долго они продолжаются, есть ли симптомы интоксикации.

Методы диагностики аппендицита: пальпация и перкуссия

Пальпация проводится с осторожностью. При аппендиците можно почувствовать, пальпируя живот, напряжение брюшной стенки справа внизу или в месте атипичного расположения аппендикса. Врач проводит и специальные тесты, при проведении которых фиксируются определенные симптомы, указывающие на аппендицит.

  • Симптом Ситковского. Пациент должен лечь на левый бок, при этом при воспалении отростка усиливается болезненность внизу справа. Это связано, с тем, что брыжейка аппендикса натягивается и соответственно стенки напрягаются, и боль нарастает.
  • Симптом Образцова. Пациент должен приподнять выпрямленную в коленном суставе правую ногу, боль также вследствие натяжения брыжейки усиливается.
  • Симптом Раздольского заключается в легком поколачивании ребром ладони по брюшной стенке. При развивающимся аппендиците болезненность усиливается.
  • Симптом Щеткина-Блюмберга заключается в надавливании пальцами на правую подвздошную область с резким убиранием руки примерно через три секунды. Положительный симптом — усиление болезненности.
  • Симптом Ровзинга заключается в пальпации толчкообразными движениями толстого кишечника в его нижних отделах. При воспаленном аппендиците перемещение газов при таком пальпировании усиливает боль.

Есть еще десятки тестов, используемых хирургами для исключения или подтверждения аппендицита у людей разного возраста. Пальпаторно опытный врач может определить в области расположения аппендикса конгломерат, что заставляет предположить сформировавшийся при воспалении аппендикулярный инфильтрат.

Определенные трудности возникают при определении воспаления аппендикса при пальпации у беременных женщин. Используемые тесты в этот период жизни женщины могут искажаться, а боль вследствие смещения аппендикса локализуется выше типичной ее локализации при аппендиците.

При поступлении в стационар пациентки с подозрением на аппендицит для ее осмотра обычно привлекают и гинеколога. Это связано с тем, что воспаление женских половых органов, внематочная беременность имеют сходную с аппендицитом патологию.

Лабораторная диагностика

При подозрении на аппендицит у пациента в обязательном порядке беру кровь на анализы. Острое воспаление аппендикса сопровождается повышением лейкоцитов, в норме этот показатель не должен превышать 8-9*10 9 /л. Выражен лейкоцитоз при деструктивных формах воспалительной реакции в червеобразном отростке, то есть когда происходит развитие гнойного процесса.

По мере прогрессирования аппендицита выявляется сдвиг лейкоцитарной формулы влево, что значит образование незрелых форм лейкоцитов – палочкоядерных миелоцитов. Помимо лейкоцитоза воспалительный процесс в организме покажет растущее СОЭ, то есть скорость оседания эритроцитов.

Анализ мочи назначается врачом для дифференциальной диагностики болезней почек и мочевыводящих путей от острого воспаления червеобразного отростка. При почечной колике в моче можно выявить эритроциты, конкременты, то есть камни.

Инструментальные методы диагностики аппендицита

Использование инструментальных методов обследования пациента при подозрении на развивающийся аппендицит зависит от технической оснащенности медицинского учреждения. Для уточнения диагноза при возможности хирург назначает УЗИ, КТ или МРТ, эти исследования позволяют выявить патологии внутренних органов.

  • УЗИ аппендикса назначается в большинстве случае, а информативность полученных данных при этом обследовании зависит от опыта диагноста. Исследование проводится обычно через брюшную стенку, у женщин возможно трансвагинальное исследование, что позволяет исключить или выявить патологии придатков. УЗИ аппендикса проводится с использованием приема с названием дозированная компрессия. Это когда врач осторожно датчикам надавливает в области предполагаемого расположения червеобразного отростка. При этом происходит удаление из кишечника газов и аппендикс лучше видно. На воспаление органа указывает утолщение его стенок и повышение эхогенности жировой клетчатки, окружающей аппендикс. Проводимое УЗИ аппендикса позволяет обследовать и смежные органы, их воспаление также часто выдает клинику острого аппендицита. УЗИ не запрещено при беременности и при обследовании детей.
  • КТ или компьютерная томография – сканирование органа, позволяющее получить его послойное изображение. При назначении КТ воспаление аппендикса можно определить с высокой точностью, но этот метод имеет свои противопоказания к назначению. Компьютерная томография не назначается беременным и детям, а также другим пациентам, которым запрещено облучение.
  • МРТ сходен с компьютерной томографией, но этот способ обследования не использует облучение. Благодаря этому МРТ безопасно при обследовании состояния здоровья беременных женщин и маленьких детей.

Любое инструментальное обследование не покажет практически 100% верный результат. Поэтому на основании только УЗИ, МРТ или КТ диагноз не выставляют.

Методы диагностики аппендицита: лапароскопическое обследование

Диагностическая лапароскопия аппендикса один из самых информативных методов, позволяющих точно установить вид воспаления в брюшной полости. Через небольшой надрез на коже в тело пациента вводится эндоскопом с микрокамерой на конце. Посредством этой микрокамеры врач осматривает брюшную полость изнутри и выявляет все изменения.

На основании полученных данных принимается решение о дальнейшем вмешательстве, в ходе которого проводится аппендэктомия или подвергаются хирургическому лечению другие органы.

Правильное и быстрое установление диагноза является при аппендиците залогом успешного лечения и отсутствия осложнения. После обращения человека с болями в животе в больницу все методы диагностики аппендицита проводятся в кратчайшие сроки, так как считается, что операция должна быть проведена в первые часы развития болезни. Поэтому при появлении сходных с аппендицитом признаков необходимо как можно раньше обратиться в медицинское учреждение.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector